29 ноября 2020
Персоналии

РЫНОК, АВТОПРОМ, ФИНАНСЫ

Personalii DenisKrivosheev 012015

Сегодня страны Таможенного союза, да и мир в целом, переживают не самые лучшие времена. Нефть дешевеет и тянет за собой экономики стран, бюджет которых опирается на объемы ее добычи и продажи. Политическая ситуация в свете усложняющихся отношений между европейскими странами, США и Россией также оставляет желать лучшего.

Мы решили пригласить для беседы экономического обозревателя – Дениса Кривошеева, известного в Казахстане своими экономическими прогнозами, и узнать, каково его видение дальнейшего развития нашей экономики и общей экономической ситуации на рынках стран Евразийского союза.

– Еще задолго до того, как начало работать Единое экономическое пространство, отечественными бизнесменами высказывались разные мнения относительно участия Казахстана в этом союзе. Какова ситуация с бизнесом в стране сегодня?

– В общем-то, ничего пока не изменилось. Ситуация в целом остается сложной, как и была с самого начала, когда мы приняли курс на глубокую интеграцию. И все случилось так, как прогнозировали еще два года назад. Перспектива «слабого рубля» и, как следствие, инфляционное давление на тенге, как мы видим, в действии.

Опасность открытых границ внутри Союза для наших предпринимателей тоже была очевидна. Причем грозила она не только тем из них, кто производит, но и тем, кто импортирует и торгует внутри страны. У российских предпринимателей в этом плане бесспорное преимущество. Казахстан для них только еще один регион, а значит, еще один плюс в торге за выгодные цены.

В принципе в Евразийском союзе мы должны себя чувствовать неуютно, ведь Россия и Казахстан, по сути, имеют неразвитые экономики, которые ориентированы на получение основного дохода от реализации ресурсов. Двум неразвитым государствам противопоказано вступать в экономические союзы, особенно, если они раньше уже были в подобных отношениях и закончилось это плачевно. А мы пока еще осколки большой империи. Отсюда возникают недопонимание, проблемы.

Экономические границы во все времена защищали систему. И с нашим, еще не развитым рынком снимать таможенные посты было опрометчивым решением как с экономической точки зрения, так и с политической. Это дало возможность беспрепятственно проникнуть на отечественный рынок конкурентам.

В развитых экономиках бизнес не зависит от факторов, которые в замкнутых системах являются основополагающими. В частности, в условиях управляемой экономики все зависит от регулятора, то есть в нашем случае – от правительства, а оно, бывает, запаздывает с принятием определенных решений, хотя иногда принимает их слишком поспешно. Внутренний рынок на это реагирует, реагирует по-разному, но в большинстве случаев коряво. Оглянитесь вокруг: все, что нас окружает – это всего лишь следствие не вовремя принятых решений. Ситуация совсем неблагоприятная. Хотя, какие решения, такие и последствия.

– А как быть с нашим производством, ведь открытие границ расширяет возможности для наших бизнесменов. Например, в автомобильном производстве.

– Полноценного автомобильного производства в нашей стране нет. То, что мы видим, это, по большей части, уход от налогов. Когда завод выпускает 8 кузовов в день – это штучная сборка, и в условиях рынка она не конкурентоспособна. Уберите все налоговые льготы, господдержку, и вы увидите, что та автомобильная промышленность, которая есть в стране, не рыночная. Она просто решает чьи-то конкретные задачи.

– Сегодня один из автопроизводителей строит полноценный завод, где планируется сваривать кузова, производить окраску. Это тоже не попадает под определение «промышленность»?

– Да, они пытаются, это видно. Россия тоже пытается, и автопром там более развит. Но нам нужно с другого начинать, с более актуального. Тогда у нас будут и конкурентные преимущества.

Что такое государство по сути? Его устройство можно сравнить с неким планом, в котором обозначены приоритетные направления. Иногда они правильные, а иногда и ошибочные. Если у нас все население составляет 15 миллионов человек, можно ли говорить о том, что мы способны содержать автомобильную промышленность? Нет, конечно. У нас инженеров и других нужных кадров не хватит, чтобы что-то в этой отрасли по-настоящему создавать. Об этом же говорят и представители наших заводов, которые сетуют на нехватку квалифицированных кадров и завозят их из-за рубежа.

Если же государство называет автомобильную промышленность приоритетным направлением и начинает развивать, то надо делать более серьезный шаг в эту сторону. Обучать специалистов, растить кадры и выбирать более актуальные ниши на рынке. К примеру, брать лицензию на производство электрокаров «Тесла» или других подобных моделей. У электрического транспорта есть будущее, и это признали все развитые государства, где уже давно переводят городской и частный транспорт на альтернативные источники энергии.

Почему крупные корпорации выходят из нефтяного сектора? Потому что все готовятся к появлению новой технологии энергоемкой и быстро заряжающейся дешевой батареи. И ведущие разработчики к ее созданию приблизились вплотную. Уже сегодня машина на одной подзарядке способна проехать около 600 километров! Будущее за экологически чистым транспортом. И если мы это понимаем, то приоритетным в развитии нашего автопрома должно стать именно это направление, в котором мы сможем быть конкурентоспособными. Но мы продолжаем собирать не самые современные и не самые чистые автомобили. А значит, не идем впереди. Если у нас ничего нет, не надо делать то же самое, что делает сосед. Начинать надо с малого и нового. С того, что сможешь делать хорошо, да еще и продавать тому же соседу.

– То есть вы считаете, что модели, собираемые в Казахстане, не актуальны?

– В большинстве своем это устаревшие модели – ведра с гайками и болтами. То, что собирает, к примеру, завод в Усть-Каменогорске, хоть и современно, но экономически невыгодно для покупателя. Эти же модели, если бы они экспортировались из-за рубежа и не облагались штрафными налогами, могли бы стоить намного дешевле. Ведь цена определяется и масштабом производства.

– Вернемся к Евразийскому союзу. Теперь для нашего автопрома нет границ и он может продавать собранные машины в рамках Союза, увеличивая объемы производства?

– В экономическом мире все не так просто, но и нового ничего за «последние сто лет» никто не выдумал. Целью любых интеграций (силовых, политических или каких-либо иных) всегда была и будет борьба за рынок сбыта. Неужто вы всерьез полагаете, что 160- миллионная Россия, у которой есть собственные потребности в трудоустройстве населения, отдаст нам рынок высоких технологий (а автомобильная промышленность – это именно такой рынок)? Конечно же, нет. У нас была и остается одна возможность иметь перспективное автомобилестроение – сельскохозяйственное. Не нужно пытаться выпускать старые модели или реанимировать старые заводы.

Простой пример, очень показательный, хоть и из другой сферы. Когда-то Россия была лидером в военном самолетостроении. Случилась перестройка, и вследствие всей тогдашней неразберихи ВПК упустило момент, когда нужно было выводить на рынок четвертое поколение боевых машин. Когда очнулись, Америка уже работала над пятым. В тот момент Россией было принято правильное решение: вместо осваивания производства очередного четвертого поколения, они шагнули на более высокий технологичный уровень и выпустили сразу пятое поколение истребителей, получив конкурентные преимущества на рынке. Да, это сложно, и дело затратное, но экономически это было более обоснованным.

К примеру, у нас большой потенциал для производства электроэнергии внутри страны, экологически чистой энергии, в том числе для автомобилей. А нефть можно использовать по другому назначению. Таким образом, мы решили бы очень много экономических задач.

Наш автомобильный рынок споткнулся о те же проблемы, что и все остальные конкурентные сферы. Отечественные аналитики могли бы объяснить власть имущим, что Россия не пустит нас на свой рынок с товаром, который производится и на ее территории, и никакие союзы или объединения на это не способны повлиять.

– Производить современные и технически «продвинутые» машины можно. Вот упомянутая «Тесла» – это дорогая машина. Если ее и будут покупать, то очень немногие, только маленькая прослойка населения, микрорынок.

– Это у нас она дорогая, а в Америке, к примеру, достаточно дешевая, если сравнивать с автомобилями тех же возможностей и класса. Да и не в конкретной модели «Тесла» дело, а в принципе. Если мы признаем автомобильную отрасль приоритетной для нашего государства, то в первую очередь нужно учитывать, наравне с экологическим фактором, фактор экспоненциального развития технологий и, как следствие, меняющейся структуры потребления.

В этом случае господдержка будет оправдана, ведь с появлением на наших дорогах экологичного транспорта решатся многие проблемы. Посмотрите, как задыхается Алматы. Начать можно с производства, например, общественного электротранспорта. Нам нужно смотреть дальше, чем на один шаг или на один год вперед, необходимо видеть перспективу на десятилетия. И не использовать при производстве старые технологии с традиционным видом топлива, будь то бензин, дизель или газ. Будущее за электротранспортом. А что касается нашей сегодняшней автомобильной промышленности, то, на мой взгляд, она не должна субсидироваться государством. «Мерседес» же не субсидируется, а, наоборот, является источником дохода для казны.

– Как тогда выжить производству?

– Отталкиваться от реальной рыночной ситуации. Повышать технологичность производства. А еще – снижать маржу. Она в Казахстане заоблачная: закладывают в стоимость по 30 – 50%, а иногда доходят до 200! Такого не должно быть. Чистая доходность должна оставаться на уровне европейской: не более 10 – 15%.

– А что можно сказать об экономической ситуации в Казахстане? Будет ли прогнозируемая многими экономистами девальвация тенге в ближайшее время?

– То, что мы видели прошлой весной, была не девальвация. Это было регулирование курса. Девальвация, на мой взгляд, была бы при отметке 320 тенге за доллар. К этому мы рано или поздно придем.

– В среде бизнесменов и отечественных экономистов можно услышать, что российская экономика тянет нас на дно. Так ли это?

– Безусловно. Российская экономика нестабильная, имперская. Об этом мы говорили в начале нашего интервью. Это импорт в нашу страну девальвации, инфляции, социальных проблем. В итоге мы можем потерять некоторое количество населения, которое убежит от нестабильной экономики. Нельзя интегрироваться с экономически неразвитым государством.

– Есть еще Европа, которая наверняка рассматривает Казахстан как независимого партнера. Вы верите в это?

– Да, пока Европа нас рассматривает именно так. Но это пока. Со всеми интеграционными процессами мы можем стать условно независимыми, ведь большинство европейских компаний ведет региональную политику, рассматривает не страну в целом, а регионы. Теперь этот регион – Евразия. И основной бизнес сосредотачивается в крупных городах, а далее распространяется по региону. В этой связи казахстанские компании рискуют потерять дистрибьюторство, их могут «прикрепить» к российским офисам, которые будут определять всю торговую и производственную политику. Впрочем, это уже происходит.

– К вопросу о квалифицированных кадрах. Их катастрофически не хватает. Как можно решить эту проблему?

– Нужно вернуться к советской системе трехступенчатого образования: восьмилетка, профильное образование (ПТУ) и ограниченный круг тех, кто пойдет в 9 – 11 классы старшей школы. Что это дает? Человеку, который хочет стать автомехаником, не нужно учиться долго – после 8 класса он попадет в ПТУ. Кассир в банке не должен иметь высшего образования – это глупая потеря денег и времени. Кассиру достаточно окончить техникум. У нас же все стремятся получить высшее образование. К примеру, в США простой сантехник может жить лучше, чем человек с высшим образованием. И нам нужно перестать «плодить» неквалифицированные кадры с завышенными ожиданиями. Нужно обеспечить население перспективным обучением, и добиться того, чтобы 70% выпускников поступали после 8 класса в ПТУ. Только тогда мы получим квалифицированные кадры лет через 10 и сможем развивать свою высокотехнологичную промышленность.

– Кто этим должен заниматься, как мотивировать молодежь идти учиться в профильные ПТУ?

– Государство, к сожалению, пытается решить сегодня только одну задачу – обеспечить людей с высшим образованием профильной работой. Отсюда такая перенасыщенность кадрами и повсеместно раздутый аппарат. Акиматы, банки, нацкомапнии и прочее. Хотя, если смотреть правде в глаза, качество полученного образования после обретения Казахстаном независимости вызывает слишком много сомнений.

Нам нужно возрождать села. И сделать это можно, вернув обратно 70% населения, которое переехало из сел в крупные города и получило высшее образование. Желательно это делать не насильственно, а привлекать выгодами, преференциями, чтобы люди сами захотели жить и работать на земле. Для этого нужно сделать престижными рабочие специальности.

Нам пора отказаться от совкового принципа образования. Это важно! Не надо учить инженера десять лет, вдалбливая ему ненужные знания. При правильном подходе имеющего базовое образование профильного специалиста можно подготовить за год. Ведь в Европе учат пилотов пассажирских самолетов всего за один год, а потом они приезжают к нам и работают в наших авиакомпаниях пилотами «Боингов» и «аэробусов». Не нужно примешивать к специальному обучению историю государства, философию и прочие дисциплины, усложняющие процесс. Необходимо давать только профильные знания.

– А как же государственность, идеология?

– В моем понимании, национальная идея – это образ нашего общего будущего, то есть будущее страны через 10, 20 лет. Если спросить сегодняшних олигархов, то они не видят себя в Казахстане в будущем. Отсюда и такое отношение к стране, к людям. Бизнес формирует тренды, и именно он, опираясь на возможности государственной «машины», создает картину завтрашнего дня.

Нам нужна цель, и тогда мы увидим путь. К примеру, давайте нарисуем картину общего будущего и пойдем по пути ее воплощения в реальность. Туда, где банки будут давать населению кредиты под 0,01%, что позволит построить каждому казахстанцу свой дом, а не кучковаться в задыхающихся городах. В этой реальности будут обеспечены все условия, со всеми удобствами для жизнедеятельности человека в селе: с водой, теплом, электричеством, интернетом. Национальной идеей должен быть успех каждого отдельно взятого человека, а не определенной группы. Дом, семья, бизнес – это пример «американской мечты», которая может стать вполне осязаемой и для каждого человека, живущего в Казахстане.

Если мы сделаем шаг вперед, будущее у нашей страны станет просто великолепным. Если повернем назад, и эмоционально, и институционально, мы вернемся к Советскому союзу. При этом то, что было раньше, уже не повторится никогда, будет по-другому и точно не хорошо. Если мы увидим будущее Казахстана в сельском хозяйстве, в развитой и одновременно экологичной энергетике, правильно развитой ипотечной системе, в грамотно построенной системе образования, то появятся приоритетные пути. То есть, увидев конечную цель, мы увидим и пути продвижения к ней. В стране все должно делаться ради человека, должны четко соблюдаться его права на труд, на образование и безбедную и безопасную жизнь.

– Пока что светлое «завтра» еще далеко. Все говорят о надвигающемся кризисе. Есть личный совет, как выжить в это время?

– Во-первых, прекратить потреблять. Максимально сократить траты. Определить необходимый минимум для себя: не ходить по торговым центрам и не покупать ненужные вещи. Если у тебя работает старый телевизор, не стоит покупать новый или новомодные смартфоны, взамен тех, что еще и полгода не проработали. Перестать кредитоваться под это потребление.

Во-вторых, понять, в чем ты силен, потому что будущее не в ресурсах, а в каждом конкретном индивидууме. Потребностей в нашей стране очень много, поэтому есть смысл перестать «ходить с папками», и начать работать руками, перепрофилироваться, ориентируясь на актуальные потребности рынка. Одним словом, необходимо повышать свой КПД.

 

Похожие материалы

Mercedes-Benz E-Class: популярный и желанный

admin

От запальных свечей до высоких технологий

admin

В музее Alfa Romeo образы, персонажи и события

admin

Оставить комментарий